Артем Берман: Привет, Томас.

Томас из Берлина: Привет, Артем. Слышите меня?

Артем Берман: Да, слышу хорошо. А Вы меня слышите?

Томас из Берлина: Да, я Вас хорошо слышу.

Артем Берман: Хорошо. Что ж, ещё раз рад знакомству, и давайте начнем. Раз мы начинаем, первый вопрос будет такой: «Какой опросник мы будем использовать?» У меня три типа, как я говорил Вам ранее. Первый – «Я никогда раньше не работал». Второй – «Я работал, но в данный момент больше не работаю». И последний – «Я сейчас трудоустроен». То есть какой?

Томас из Берлина: Второй.

Артем Берман: Я работал, но в данный момент больше не работаю.

Томас из Берлина: Я посмотрел Ваш сайт, прочитал опросник, и поэтому все ясно.

Артем Берман: Хорошо. Супер. Я думаю, в реальности это окажется весело, и легко. Между тем, я открыл второй опросник – «Я работал, но в данный момент больше не работаю». Что ж, мы можем продолжать, мы можем сразу начать. Опять таки, как я говорил, я могу Вам прислать запись разговора. Как только буду иметь расшифровку в письменном виде, я ещё раз её перешлю.

Томас из Берлина: Да нет, необязательно присылать мне транскрипции. Нет, не нужно.

Артем Берман: Хорошо, как скажете.

Томас из Берлина: Не надо.

Артем Берман: Как скажете.

Томас из Берлина: Нет, нет.

Артем Берман: Да, хорошо, как пожелаете.

Томас из Берлина: Нет, в этом нет необходимости.

Артем Берман: Окей.

Томас из Берлина: Можете публиковать в таком виде, в каком прочитаете или затранскрибируете. Да.

Артем Берман: Хорошо.

Томас из Берлина: Потому что в этом нет ничего такого. Ну, как Вам сказать. Это не секрет, понимаете. У меня такая жизненная ситуация… как и у многих людей с ограниченными возможностями в Германии. Ну, ну, да…

Артем Берман: Да, без проблем. Опять-таки, я буду использовать Ваши слова без каких-либо изменений.

Томас из Берлина: Но позвольте спросить. На Вашем сайте я не нашел больше никаких транскрипций или диалогов с другими людьми. Где я могу их найти?

Артем Берман: Сейчас там только один имеется. Постепенно будут добавляться. Я вот сейчас два отправляю. Сейчас сскину Вам на них ссылку. Погодите секунду. Сейчас я открою сайт и… Вот первое интервью с парнем по имени… Артур Недашковский. Опубликовано в прошлую субботу. То есть давайте я Вам ссылку отправлю. Минутку. Сейчас открываю. Прямо на сайте открою.

Томас из Берлина: А Вы сейчас на рабочем месте или дома?

Артем Берман: Нет, я дома.

Томас из Берлина: Понятно.

Артем Берман: Я дома. И, на самом деле, я работаю удаленно в Испании. Так что…

Томас из Берлина: В Испании или в Украине?

Артем Берман: Нет, сейчас я в Испании. Когда я в Украине, я обычно работаю в офисе. У нас большой офис, рассчитанный более, чем на 100 человек. Но в Испании я работаю удаленно.

Томас из Берлина: Понятно.

Артем Берман: Вот первое интервью, которое было опубликовано три дня назад. И я планирую опубликовать еще несколько интервью на этой неделе. И, в целом, это закончится огромной базой данных реальных людей о их реальной жизни. Тут у нас есть первый диалог, и Вы можете прочитать его после нашего разговора.

Томас из Берлина: Хорошо. Давайте начнем.

Артем Берман: Да, абсолютно. Давайте начнем. Первый вопрос. Он формальный. Просто для информации. «Разрешаете ли Вы использовать это интервью в целях научного исследования?».

Томас из Берлина: Да, но не в устной форме.

Артем Берман: Да, только в письменном виде. Я понял. Отлично. «Разрешаете ли Вы опубликовать интервью на сайте?» В письменной форме, не в устной.

Томас из Берлина: В письменном, транскрибированном виде.

Артем Берман: Конечно, абсолютно. Теперь третий вопрос: «Вы бы предпочли использовать реальное имя или псевдоним?» Ранее Вы говорили, что хотели бы использовать псевдоним и присылали мне его в Skype – «Том из Берлина» или «Том, проживающий в Берлине».

Томас из Берлина: Да-да.

Артем Берман: Отлично. Некоторая контактная информация. Как минимум, электронная почта, чтобы я был с Вами на связи. Может, Вы потом напишете в Skype, чтобы я связался с Вами позже. Если Вы не против. В общем, как Вам угодно.

Томас из Берлина: Да.

Артем Берман: Или даже Gmail. Что хотите, в общем.

Томас из Берлина: Да.

Артем Берман: Отлично.

Томас из Берлина: Мы на связи в Skype.

Артем Берман: Хорошо. То есть, если Вы больше не хотите предоставлять никакой информации, эта супер. Можем быть на связи в Skype. Отлично. Итак, шестой вопрос: «Сколько Вам лет?»

Томас из Берлина: 59.

Артем Берман: Итак, исследование, которое я буду проводить оно качественное. Разумеется, Вы знаете разницу между количественными и качественными. Количественные, как правило, основываются на цифрах. Для них используют статистические данные, и, безусловно, саму интерпретацию этих данных. И качественные, которые сосредоточены на индивидуальном личном опыте и т.д.. То, что меня интересует, – это качественные характеристики. Потому я буду задавать открытые вопросы, понимаете, чтобы создать повествовательность вместо того, чтобы были только вопросы «да/нет». Ну, например, первый вопрос такого типа интервью: «Вы женаты? Есть ли у вас партнер?»

Томас из Берлина: Ну, Вы знаете, «не женись, будь счастлив».

Артем Берман: Да, точно.

Томас из Берлина: Да нет, это от обстоятельств зависит. У меня нет жены.

Артем Берман: Вы живете независимо или с родителями, или другими родственниками? То есть один живете или с мамой, папой, братом, сестрой?

Томас из Берлина: Ой, нет… Я живу… как сказать… я живу… сам.

Артем Берман: Понял. Одиннадцатый вопрос. Опять-таки, отвечайте только то, что считаете нужным. Вы предоставляете информацию в рамках своего комфорта, хорошо? Если Вы затрудняетесь отвечать на какой-то вопрос, скажите «Я не хочу отвечать на этот вопрос». И всё. Итак, одиннадцатый вопрос: «Какая у Вас категория инвалидности? Что с Вами случилось? Это инвалидность в следствие несчастного случая или болезни?»

Томас из Берлина: Ну, это немного, ну, понимаете, Вы не говорите по-немецки, поэтому позвольте мне использовать термины… Конвенции. Ну, понимаете, они… как бы сказать…

Артем Берман: Ну, при самом плохом раскладе Вы можете сказать это на немецком, и я потом переведу это в Google. Ну, мы же в век высоких технологий живем, так что перевести не составит труда.

Томас из Берлина: Хорошо, и [Томас печатает]. Мы не говорим об ограниченных возможностях. Лучше сказать…

Артем Берман: Ограничения?

Томас из Берлина: Ограничения… Секунду… На немецком, на немецком это [12:19]. Это означает функциональные ограничения. Понимаете … функций.

Артем Берман: Да, да.

Томас из Берлина: Функциональные ограничения. И они… Ну, я попал в автомобильную аварию и сломал шею.

Артем Берман: Ой.

Томас из Берлина: Да, сломанная шея.

Артем Берман: Да, мы коллеги. Поскольку в 16 лет я прыгал в речку, и я тоже сломал шею. С 5-6. Так что, мы с Вами в равных условиях.

Томас из Берлина: То есть …

Артем Берман: Лишь с той разницей, что Вы попали в автокатастрофу, а я прыгал в реку.

Томас из Берлина: Состояние после этого… после … сотрясение. Сотрясение, понимаете.

Артем Берман: Да! Да, на английском это называется последствия спинномозговой травмы.

Томас из Берлина: Да-да.

Артем Берман: Или последствия травматического заболевания спинного мозга. Я точно знаю, о чем вы говорите. Этот вид — травматическое заболевание спинного мозга в результате травмы. Да, я точно знаю.

Томас из Берлина: А потом … Да…Понимаете, мой мозг не работают как… как у здорового человека… Как бы сказать. Подождите секундочку… Это ухудшение или уменьшение…Мозга… Понимаете, мозг, я не знаю… Это значит, что мой мозг не может работать как здоровый. Он…

Артем Берман: Вы говорите о спином мозге или Вы говорите…?

Томас из Берлина: Ну, понимаете, я не могу… или, как сказать, требуется нужно больше сил, чтоб сконцентрироваться. Это первое. Моя сломанная шея – это одно. Затем расстройство адаптации, или это мое, как сказать, сотрясение. Понимаете, состояние… Всякого рода проблемы. В этих… как сказать, Вы уже упоминали об этом.

Артем Берман: Ряде последствий?

Томас из Берлина: Ограничениях.

Артем Берман: В разных ограничениях как результате автокатастрофы. Так что травма спинного мозга – это одно. Еще одно – это, вероятно, на то время у Вас была травма головы. И разные последствия травмы и сейчас… Некоторые проблемы, связанные с той травмой в той автокатастрофе.

Томас из Берлина: Да, но это состояние длилось годы. Я имею в виду, что это комплекс проблем. Понимаете, это только одно нарушение. То есть, последствий много.

Артем Берман: Да, я понимаю, о чем вы, я понимаю.

Томас из Берлина: Хорошо, спасибо.

Артем Берман: Да. В каком возрасте это случилось? В смысле, когда Вы попали в автокатастрофу?

Томас из Берлина: Это было в 80-е.

Артем Берман: А Вам тогда было… Сколько?

Томас из Берлина: По-моему, мне было около 22. 22-23.

Артем Берман: 22-23. Я понял. Не могли бы Вы, пожалуйста, вспомнить или … «Как все эти изменения в жизни повлияли на Вашу жизнь во всех направлениях?» То есть социальную жизнь, семейную жизнь, личную жизнь, профессиональную жизнь?

Томас из Берлина: Да, Конечно. Каждое…

Артем Берман: Направление.

Томас из Берлина: На каждое направление.

Артем Берман: Да. В принципе.

Томас из Берлина: То есть. То есть. Это кажется странным… Мы можем говорить на разных языках. И я могу объяснить Вам вещи, которые другие люди объяснить не могли бы, но если бы я был здоровым, я бы мог гораздо больше.

Артем Берман: Могу представить. Если бы мы говорили на немецком, Вам было бы гораздо проще общаться. Поэтому я действительно осознаю, в принципе, как Вы делитесь со мной информацией, и небольшой языковой барьер, потому что…

Томас из Берлина: Нет-нет-нет. Я имел в виду, если б я был здоров, то есть, если бы я не попал в аварию [прерывание связи].

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: [Помехи].

Артем Берман: Томас, Томас, по-моему, я Вас теряю. Алло!

Томас из Берлина: Да.

Артем Берман: Да, Вы вернулись. То есть Вы говорили, что если бы Вы были здоровее, Вам бы проще было описать ситуацию, в которой вы сейчас пребываете, так?

Томас из Берлина: Нет-нет, давайте я по-другому объясню. Если бы я был здоров, и не имел этих… как сказать…ограниченных возможностей…функций…

Артем Берман: Ограничений.

Томас из Берлина: Или функциональных ограничений, я бы мог или я бы делал некоторые вещи или вообще все гораздо легче, понимаете.

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: Это… Это требует гораздо больше перерывов, и я тогда и вправду лучше концентрируюсь. Это так изнуряет, знаете, отбирает столько сил, чтобы сконцентрироваться.

Артем Берман: Да, я понимаю.

Томас из Берлина: Это значит, например, что я не могу много заниматься спортом. Я не могу. Мне просто не разрешают. То есть плавать или…[помехи]. Ну, я занимаюсь спортом, но эти виды спорта позволяют мне остановиться в любой момент и понять, где граница. Понимаете?

Артем Берман: Да, я прекрасно Вас понимаю. Ну, в принципе, состояние мозга, как у Вас, — это тоже ограничение ежедневной активности. Так что, в принципе…

Томас из Берлина: Да, так и есть.

Артем Берман: Да, я отлично понимаю, о чем Вы. То есть, опять же, если Вы ощущаете трудности или Вы чувствуете, что Вы хотите остановится, мы можем продолжить в любой другой день. Просто чтобы Вы знали. Я к тому, что если час беседы – это для Вас сложновато, мы можем пройти половину вопросов сегодня, например, а половину – завтра. Просто помните это. Если почувствуете, что хотите остановиться, можем это сделать в любой момент. Хорошо?

Томас из Берлина: Хорошо, посмотрим. Спасибо. Спасибо за понимание.

Артем Берман: Хорошо, хорошо. Вопрос номер двенадцать: «Как начиналась Ваша социальная реабилитация? Каковым был процесс возвращения\вхождения в общество? Кто или что помогало и какие были трудности?»

Томас из Берлина: Ну, после аварии я…. Я должен был долго лежать в госпитале, и после того я проходил что-то вроде курса реабилитации. Я обучался, обучался профессии, и после этого, после этого я… После я сдал экзамен, но не нашел никакой работы. Правда. Это было… Я был в школе. Мы…мы.. В то время я чувствовал себя живым. Это длилось полтора года, и да… как сказать… подготовка была настолько прекрасной…Я сдал экзамен и после этого не мог найти работу очень долгое время. И… да…

Артем Берман: Что поспособствовало реабилитации? Вы говорите, что посещали какую-то спецшколу, какие-то особые курсы. Я так понимаю, они были посвящены реабилитации после травмы, да?

Томас из Берлина: Нет-нет-нет, это заняло время…. То есть в то время я жил в интернате… или… Да, это было в интернате. В интернате я получал подготовку… Я хотел… Я искал…

Артем Берман: Школа-интернат – это специальное заведение для реабилитации, или…

Томас из Берлина: Да, да, да, да. Как сказать …. Это было … как можно сказать … Здание, в котором я жил … У меня была квартира. Я имею в виду, я получил жилье … Я имею в виду квартиру, питание. То есть был ресторан, ресторан, и было, как сказать, обучение. Это означает, что утром обучение начиналось в 8 часов и заканчивалось в 3 часа или около того. И потом у меня было время повторить, выучить материал … Да, у меня была квартира в этом здании. И через полтора года я сдал экзамен перед берлинской палатой на помощника по вопросам управления.

Артем Берман: Я понял. Итак, позвольте мне подвести итог. То есть было специальное учреждение, где Вы жили. То есть у вас была квартира. А также Вы…

Томас из Берлина: Верно.

Артем Берман: А также Вы учились. Это была и физическая подготовка, и профессиональная подготовка. И другой результат — после окончания этого заведения Вы сдали экзамен и получили диплом по автоматизированным системам управления, да?

Томас из Берлина: Это был … как сказать … Это сертификат.

Артем Берман: Я понял.

Томас из Берлина: Да.

Артем Берман: Теперь …

Томас из Берлина: Реабилитация была профинансирована, насколько я помню, пенсионным … Я имею в виду, государственным пенсионным страхованием и государственным трудовым страхованием.

Артем Берман: Я прекрасно понимаю.

Томас из Берлина: То есть Немецким федеральным пенсионным фондом.

Артем Берман: Да, я понимаю. Я прекрасно понимаю. Теперь тринадцатый вопрос. Он больше об образовании: «Было ли у Вас образование до несчастного случая?» То есть перед тем, что случилось, какое у Вас было образование?

Томас из Берлина: Я работал [помехи], понимаете …

Артем Берман: Извините, повторите, повторите…
[Сообщение было отправлено в Skype (с именем професии)]
Ааа, я понял, да, я понял. То есть, в принципе…

Томас из Берлина: Я работал на заводе и собирал автобусы. Автобусы, понимаете?

Артем Берман: Да. Я понимаю.

Томас из Берлина: Окей.

Артем Берман: То есть после аварии, как Вы говорите, Вы прошли те курсы или назовите, как Вам хочется, это специальное учреждение, и Вы получили сертификат, и

Томас из Берлина: Подождите, секундочку. Я ищу английское определение для тренировки. Это профессиональное или профессионально-техническое образование… То есть профессиональная подготовка кадров или профессионально-техническое образование. То есть я завершил профессиональную подготовку.

Артем Берман: Хорошо, я понял. А специализация – это промышленное управление, да?

Томас из Берлина: Подождите секундочку. Это помощник по вопросам управления, мы называем это [немецкое слово]. Это немецкий термин [озвучивание немецкого термина].

Артем Берман: Окей, да, я понял, я понял, да. И сейчас о работе. Вы сказали в начале, что Вам не удалось найти работу. Итак, «Вы когда-либо были трудоустроены? У Вас когда-нибудь были постоянные рабочие места?»

Томас из Берлина: Да, конечно.

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: Много-много работ.

Артем Берман: Хорошо, тогда несколько вопросов об этих работах. Прежде всего: «Почему Вы решили работать?» То есть жить, не только получая пенсию от государства, почему Вы решили работать? Какова была причина такого решения?

Томас из Берлина: Вы имеете ввиду после аварии?

Артем Берман: Да, после аварии и после обучения.

Томас из Берлина: Ну…

Артем Берман: То есть у Вас была травма, потом Вы получали пенсию от правительства, да? До есть у Вас всегда была возможность не работать

Томас из Берлина: Нет-нет-нет. Это было… У меня была работа до аварии.

Артем Берман: Aaa.

Томас из Берлина: Я работал на фабрике сварщиком. Это было… Как сказать. Это была очень интересная работа. Работа была веселой и приносила много денег, и у меня был результат… У меня была машина и мотоцикл, понимаете. Это был результат работы сварщиком. И после реабилитации я хотел вернуться на работу снова. И поскольку я работал сварщиком. Я работал на заводе, и потому я выбрал обучение промышленному управлению.

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: Помощник, потому что я знал, как работает завод.

Артем Берман: Да, я понимаю, да.

Томас из Берлина: И да. Это означает, что я хотел работать в сфере бизнеса. Я не могу работать сварщиком. И поэтому я хотел работать на заводе … как сказать … в области бухгалтерского учета, например.

Артем Берман: Управленческая должность, да?

Томас из Берлина: Не совсем в области управления. Я хотел работать счетоводом. Это означает, что [немецкий термин] обучают работать в области счетоводства.

Артем Берман: Да, да.

Томас из Берлина: Например, да, да, и это …

Артем Берман: Да, я прекрасно понимаю, да, понимаю. Итак, «У вас были работы после аварии?»

Томас из Берлина: Да, я работал счетоводом.

Артем Берман: А!

Томас из Берлина: Да. После этого я прошел обучение. То есть у меня были работы с частичной занятостью, а страхование труда, государственное страхование труда финансировало обучение счетоводству.

Артем Берман: Да, я понимаю.

Томас из Берлина: И это продолжалось один год, это было очень-очень интересное … как сказать … обучение. Знаете ли Вы, например, SAP?

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: Да, SAP … как сказать … это программа для ведения бухгалтерского учета.

Артем Берман: Да, я понимаю.

Томас из Берлина: Да.

Артем Берман: Стандартные методы бухгалтерского учета, возможно …

Томас из Берлина: Да, да, да, да.

Артем Берман: Итак, вопрос: «Почему Вы решили работать?» Я имею в виду, после аварии у Вас была пенсия, и, возможно, в финансовом плане Вы могли бы позволить …

Томас из Берлина: Нет-нет-нет-нет. После этого у меня не было пенсии. Только получил основные деньги, чтобы выжить.

Артем Берман: То есть у Вас не было государственной пенсии.

Томас из Берлина: У меня тогда не было пенсии … в то время. У меня было … как сказать … Подождите немного …

Артем Берман: Наверное, только страховые деньги, и все. Никакой специальной пенсии.

Томас из Берлина: Да-да. Страховые деньги. Это называется пособием по безработице.

Артем Берман: Итак, только для моего любопытства. В Германии нет специальной пенсионной программы для людей, которые становятся инвалидами. Нет специальной правительственной программы, специальной государственной пенсии для такого рода людей, да? В Германии, или …

Томас из Берлина: Нет-нет-нет-нет. Не могли бы Вы объяснить свой вопрос?

Артем Берман: В Украине, например, если Вы получаете инвалидность, Вы автоматически будете получать пенсию от государства, от правительства. Конечно, это будет очень маленькая пенсия, но Вы будете получать ее, какая бы она ни была. То есть даже если Вы никогда не работали, и у Вас есть эта инвалидность, у Вас был несчастный случай, Вы будете получать пенсию от правительства. То есть я просто спрашиваю, есть ли в Германии какой-то …

Томас из Берлина: Нет-нет. В Германии есть … как можно сказать … разные … шкалы или …

Артем Берман: Уровни…

Томас из Берлина: Секунду … Подождите немного …

Артем Берман: Да … Не беспокойтесь …

Томас из Берлина: Хорошо. Существуют разные модели или схемы. В Германии существуют разные схемы. Для людей с ограниченными возможностями или с ограниченными функциями Германии существуют разные способы получить основные деньги, чтобы выжить. Есть пособие по безработице 1 и пособие по безработице 2. Если кто-то работал, с ним случился несчастный случай или что-то еще, что приводит к …

Артем Берман: Потере функций.

Томас из Берлина: Да. Этот будет первым. То есть пособие по безработице 1 — из государственного страхования труда. Если кто-то … И после этого, после определенного периода времени, я имею в виду, что это ограниченный период времени. И, после этого, кто-то получал бы пособие по безработице 2. Пособие по безработице 2 не зависит от заработной платы, от дохода, который кто-то получал ранее.

Артем Берман: Я понял. Это всего лишь некоторые социальные льготы, которые не связаны с предыдущим опытом работы.

Томас из Берлина: Да, это вторая форма. Это означает, что пособие по безработице 2 не зависит от дохода, который кто-то получал ранее. А пособие по безработице 1 зависит от дохода, который был раньше.

Артем Берман: Мы говорим о деньгах, которые Вы получаете как о ежемесячной выплате или это одноразовый платеж?

Томас из Берлина: Это всегда зависит от ежемесячного дохода.

Артем Берман: Хорошо. То есть после аварии Вы не получили ни …

Томас из Берлина: Нет-нет, нет-нет. Это означает … как сказать … реформа рынка труда в Германии была принята в 2005 году.

Артем Берман: Я, я понял, теперь понял. В принципе, это просто потому, что то, что случилось с Вами, произошло задолго до того, как они проводили реформы. Они проводили реформы в 2005 году, а Ваша авария произошла намного раньше, да?

Томас из Берлина: Да.

Артем Берман: Сейчас я понимаю. На то время в государстве не было никаких специальных программ, а сейчас они есть.

Томас из Берлина: Нет-нет, нет-нет, нет-нет … как сказать … специальные программы. То есть реабилитация для людей, которые могут и хотят снова быть на рынке труда. Я имею в виду, что, как сказать, есть возможности снова быть на рынке труда. Но я не смог найти работу, понимаете?

Артем Берман: Но, возвращаясь к вопросу, когда Вы получили травму в 22-23, в 80-х прошлого века, у Вас, например, была возможность не работать и просто получать какую-то социальную помощь от правительства или в то время такого выбора не было? То есть могли ли Вы в то время решить «Я больше не буду работать. Я буду получать эти социальные средства от государства» или такого выбора не было?

Томас из Берлина: Я не помню. Я не помню. Я был, я…как сказать…Я писал письменные заявления за заявлениями. Я написал более 500 заявлений, чтобы меня приняли на работу, понимаете.

Артем Берман: Опять таки, Вы не могли без работы, да ?

Томас из Берлина: Я не мог найти работу.

Артем Берман: Это я понял. Но варианта совсем не работать не было, да?

Томас из Берлина: Я не помню.

Артем Берман: Нет-нет, снова.

Томас из Берлина: Ну, честно говоря, мне никогда не приходило в голову перестать искать работу.

Артем Берман: Это как раз то, о чем я спрашиваю. То есть Вы – тот тип людей, которые никогда не рассматривают вариант не работать. Вы всегда хотели работать, и вы всегда пытались найти работу. Вы никогда не думали, что Вы можете отказаться и не работать совсем.

Томас из Берлина: Да. Да-да. Да.

Артем Берман: Я понял, я понял. Хорошо. Я понял. Потом Вы наконец нашли работу. Наконец, вы были трудоустроены.

Томас из Берлина: Ну, я пошел в больницу в моем районе и спросил, есть ли работа. И они предоставили мне работу. Но, правда, поверьте, не для людей с ограниченными возможностями. Да.

Артем Берман: То есть, в принципе…

Томас из Берлина: Это было… Как сказать… Это было опасно для меня выполнять эту работу, потому что это было… Мне приходилось носить тяжелые вещи, и подметать полы на улице в больнице. Правда, у меня были головные боли… Правда…Это было…

Артем Берман: Я понял… Как Вы сказали, Вы были обучены счетоводству на любых производственных объектах… Вы когда-либо находили работу на производственных объектах?

Томас из Берлина: У меня было несколько работ в качестве счетовода, но все они были с ограничениями. Они были на короткий период времени.

Артем Берман: Я понял.

Томас из Берлина: Но, понимаете, это было, как сказать… Подождите секундочку.

Артем Берман: Не беспокойтесь, не беспокойтесь.

Томас из Берлина: Хорошо, я ищу английский… как сказать… Я получил…причину… Это было ограничено во времени или на ограниченный период времени.

Артем Берман: Да, я понял, это не была работа на полную занятость.

Томас из Берлина: Эта работа была, потому что кто-то был…

Артем Берман: В отпуске или отсутствовал по какой-то другой причине. Поэтому Вы были на замене определенный период времени. Это не была работа на полную занятость, да?

Томас из Берлина: Понимаете, я получал…Я получал… Подождите секундочку… Я получал рабочие контракты, которые были на месяц или на три, и все.

Артем Берман: Да, я понимаю, понимаю, о чем Вы говорите. Дальше вопрос…

Томас из Берлина: или кто-то был на праздниках или…

Артем Берман: Да…

Томас из Берлина: Но, да…

Артем Берман: Да, я понимаю… Вроде работы на замену. Это не была полная занятость. Я понял. Я понял. Следующий вопрос: “Какая-либо организация, в которой Вы работали, с частичной занятостью, например, обеспечивала ли какая-либо организация специальную поддержку относительно Вашего состояния?»

Томас из Берлина: Это значит, помогает ли мне кто-то…

Артем Берман: Это значит, это значит, обеспечивали ли они Вас какими-либо особыми условиями в соответствии с Вашим состоянием здоровья. Я не знаю, например, если Вы… Это как…

Томас из Берлина: Нет.

Артем Берман: Например, Вы в инвалидной коляске. Был ли специальный спуск или гибкий график? Предоставляли ли Вам гибкий график и т.д.?

Томас из Берлина: Я могу сказать пару слов – забудьте об этом.

Артем Берман: Да, я понял. То есть, в принципе…

Томас из Берлина: Не… Да… Нет…

Артем Берман: В принципе, нет особых условий. Вы работали, как остальные, и они не…

Томас из Берлина: Да.

Артем Берман: Отрегулировать рабочие места, чтобы помочь Вам. Я понимаю, да, я понимаю. Теперь снова вопрос: «Были ли у Вас возможности карьерного роста в этих организациях?» Опять же, поскольку Вы говорите, что Вы были временно трудоустроены, наверное, не слишком много, не так ли? Опять-таки, можно забыть об этом. Они не предоставили каких-либо возможностей для карьерного роста, но это просто чтобы спросить, предоставляли ли?

Томас из Берлина: Ну, я помню только одну счетоводную работу. Там меня просили остаться дольше без… С неограниченным контрактом, но я сказал исполнительному директору: «Нет, лучше взять женщину, которая тут работает». Она тут работала недолго, и я…и я…и я сказал ему… Понимаете, ему нужно было выбрать – или я, или она. И я сказал: «Нет, у этой женщины ребенок… Лучше взять эту женщину с ребенком».

Артем Берман: Я понял. Я, правда, понял.

Томас из Берлина: Я помню только одну ситуацию, когда меня просили…

Артем Берман: Остаться, остаться на рабочей должности и продолжать двигаться с компанией. Я понял.

Томас из Берлина: Позвольте мне рассказать вторую ситуацию.

Артем Берман: Хорошо.

Томас из Берлина: Когда я работал, я был инвалид со сломанной шеей, я работал на стройке, и мне приходилось регулярно покидать рабочее место, потому что я учился в вечерней школе. И … как сказать, и меня просили работать дольше, понимаете, работать не 8 часов. Иногда я работал 10 или 12 часов. Руководство или начальники просили меня работать дольше, и я сказал ему: «Нет, не могу, потому что я учусь в вечерней школе». И через три дня меня по-дружески попросили.

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: Да, понимаете.

Артем Берман: Я понимаю.

Томас из Берлина: Иногда нужно работать дольше, но я не мог.

Артем Берман: Я понял. Кстати, я не спрашивал вас, от того, что Вы рассказываете, кажется, нет, но, чтобы быть уверенным: «Вы используете инвалидное кресло после аварии или не зависите от инвалидного кресла? Вы самостоятельно передвигаетесь?»

Томас из Берлина: Я не использую инвалидную коляску.

Артем Берман: Отлично, просто, значит, чтобы это было на сто процентов ясно. То есть сейчас я понимаю. Опять же, пятнадцатый вопрос, мы хорошо продвигаемся вперед. Я думаю, около 25 минут, и мы закончим. И еще раз спасибо за то, что согласились пройтись по всем вопросам со мной сейчас. Дальше: «Была ли какая-то Ваша работа связана с Вашим образованием?» То есть, я считаю, да, поскольку Вы закончили курсы, где Вас обучали счетоводству.

Томас из Берлина: Понимаете, мои ответы и ответы на всё связаны с, по-видимому, тремя десятилетиями.

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: Я … Я написал более 5 сотен письменных заявлений после того, как сдал свой первый экзамен.

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: У меня были разные рабочие места, и более 80% или 85% из них были … были ограничены во времени. Поскольку это означает ограниченность, то у меня были незначительные работы, которые связаны, которые были связаны с моим образованием.

Артем Берман: Я понял. Только ограниченное количество работ, которые действительно связаны с вашим образованием. Я действительно понимаю, что …

Томас из Берлина: Да-да.

Артем Берман: Дальше, вероятно, довольно простой вопрос: «Вы считаете, что образование или полученное Вами образование привели к большему количеству возможностей относительно возможности найти работу в жизни?» То есть, как Вы сказали, к сожалению, Вам было очень тяжело устроиться на работу. Таким образом, на самом деле, возникает вопрос: «Вы верите, что полученное Вами образование помогло Вам устроиться на работу в конце дня?»

Томас из Берлина: В целом, я не могу отрицать, что базовое образование, я имею в виду, школа-интернат была во многом полезной. Вы знаете, я, я также обучен как … не только как счетовод, но и как … как … корреспондент иностранного языка, английского языка. Да, и это мне во многом помогает, да.

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: То есть, как сказать, раньше моя работа, подождите секундочку, я бы хотел открыть один файл.

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: Или я бы написал Вам. Вы знаете этот украинский сайт?

Артем Берман: Нет, нет, правда, но я посмотрю.
 
Томас из Берлина: Разве Вы не знаете «Happy child»?

Артем Берман: К сожалению, нет, но я сейчас открываю сайт.

Томас из Берлина: И там Вы увидите больше, чем 250 моих переводов.

Артем Берман: Я понял, да.

Томас из Берлина: Да, я сделал больше, чем 250 переводов с английского на немецкий.

Артем Берман: Да, я понял. Я не слышал об этом сайте, но я, естественно, знаю несколько сайтов с похожими целями, я участвую в некоторых из них. То есть, да, я понимаю.

Томас из Берлина: И знаете ли Вы, что я занимаюсь этим как волонтер, я не получаю за это денег, но, как сказать, мне помогли поехать в Украину.

Артем Берман: Я понял, да.

Томас из Берлина: Я чувствую себя гораздо лучше, когда я приезжаю в Украину.

Артем Берман: Я понимаю, что вы на самом деле много помогаете людям и работаете волонтером. На этом сайте много работы, и это очевидно, да, что вы помогаете, особенно детям. Вы делаете правильно. Спасибо Вам большое, что занимаетесь этим. И, в принципе, возвращаясь к интервью, то есть, да «Получение образования действительно помогает в жизни в количестве способностей и возможностей, которые Вы получаете?» Очевидно, поскольку Вы, например, говорите по-английски, Вы можете делать переводы с английского на немецкий и наоборот. То есть, я, правда, понимаю. Сейчас, в данный момент Вы работаете или, если Вы не работаете, планируете ли Вы когда-либо работать в
будущем еще?» Так сказать, на постоянной работе, пытаетесь получить постоянную работу, на полный рабочий день?

Томас из Берлина: Я не планирую, но я буду. Вы знаете, я так расстроен из-за негативного опыта, что я не ищу работу, понимаете. Эти досадные ситуации уничтожили мою надежду получить работу, но если кто-то предложит мне работу и, как сказать, условия будут мне подходить, я бы сказал «да».

Артем Берман: Я понимаю это, я понимаю. Вопрос номер семнадцать: «Можете ли Вы себе представить, что никогда не вернетесь на работу, никогда больше не будете работать?» Для Вас это было бы сложно, Вы предпочтете работать, да?

Томас из Берлина: Я предпочел бы работать, да, я бы предпочел работать, да.

Артем Берман: Я понимаю. Спасибо. Теперь вопрос номер восемнадцать: «Рассматриваете ли Вы, воспринимаете ли Вы работу как важное средство реабилитации и интеграции в общество?» Особенно для людей с каким-то ограничением или особыми потребностями относительно их здоровья?

Томас из Берлина: Извините, я не до конца понимаю этот вопрос.

Артем Берман: Да, я перефразирую: «Считаете ли Вы, что работа — очень важная вещь с точки зрения реабилитации и возвращения человека в общество?»

Томас из Берлина: Да, конечно. Это, как сказать, я имею в виду работу, которая подходит для человека, который ищет работу. Дает социальные, как сказать, связи, дает деньги, чтобы… жить комфортной жизнью и … или искать семью или … или что-то еще. Вы знаете, что работа очень важна для кого-то, кто здоров, и для кого-то, у кого есть или …

Артем Берман: Некоторые ограничения.

Томас из Берлина: Да-да.

Артем Берман: Я понимаю, о чем Вы. Теперь девятнадцатый вопрос: «Получаете ли Вы сейчас какую-либо финансовую помощь от государства?» Я считаю, что это вариант номер 2 из тех двух вариантов, о которых вы говорили, помните?

Томас из Берлина: Да, да.

Артем Берман: Хорошо, круто.

Томас из Берлина: Но стоп, стоп. Позвольте мне сказать Вам …

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: Это комбинация … Это немного сложно объяснить … Это комбинация … государства. И пенсионный фонд, и государственный трудовой фонд год искали для меня работу, и они не нашли. Да, и поэтому я получаю пенсию, но эта пенсия имеет ограничение на 3 года. Эта пенсия недостаточна для того, чтобы жить, выживать в унижении, и поэтому я получаю остальную часть как пособие по безработице два. Это означает, что я получаю ту же сумму, что и пособие по безработице два, но большая часть этой суммы основана на пенсии. Это называется [немецкое слово].

Артем Берман: Хорошо, я думаю, я понял. Конечно, нужно разбираться во внутренней немецкой системе. Так что это немного сложно понять, если Вы не в Германии. Но, тем не менее, я думаю, что я понимаю. Следующий вопрос: «Какой процент …» Опять же, вероятно, нам не нужны точные цифры, или Вы можете ответить так, как хотите: «Какой процент от вашего общего дохода поступает из зарплаты, если Вы работаете? И какой процент от пенсии, какой бы ни была пенсия?» Как бы, или первый вариант или второй вариант.

Томас из Берлина: Хорошо, хорошо. Позвольте мне сказать Вам … [немецкие слова], я имею в виду, что эта пенсия не принадлежит государственному пенсионному фонду, а деньги на пособие по безработице два — от налога … от налогов.

Артем Берман: Таким образом, Вы платили налоги, когда работали, и теперь Вы получаете эти деньги из налогового фонда, так?

Томас из Берлина: Нет, нет, нет, нет. Каждый, кто получает пособие по безработице 2, получает деньги с налогов.

Артем Берман: Я понял, но опять-таки … Сейчас, я считаю, все ваши доходы поступают из этих двух источников, но когда Вы работаете, Вы также получаете зарплату. Итак, вопрос: «Когда Вы работали и получали зарплату, была ли заработная плата значительной частью Вашего общего дохода, или Вы все-таки, в основном, зависели от этих социальных программ?»

Томас из Берлина: Нет, нет, нет, нет. Когда я … думаю … Это было только на одной работе. То есть после реабилитации была только одна работа, на которой я получил государственные пособия. На всех других работах у меня было … я жил на доход.

Артем Берман: То есть, когда Вы работаете, Вы не получаете каких-либо дополнительных государственных пособий, и вы получаете доход на работе. Я понимаю.

Томас из Берлина: Да. Да-да. Просто добавьте один случай, потому что это была работа с частичной занятостью. Я работал только 4 часа в день, и поэтому денег было недостаточно, чтобы жить. Поэтому я получал государственные пособия на свою квартиру.

Артем Берман: Окей, я понял. Вот этот вопрос для моего любопытства. Например, я нахожусь в инвалидной коляске, и я, правда, в инвалидной коляске. И если бы я работал в Германии, мог бы я получить пенсию и зарплату на работе или, если я работаю, я больше не буду получать пенсию? Как это работает в Германии? В общем.

Томас из Берлина: В целом, если Вашего дохода недостаточно, Вы хотите получить государственные пособия.

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: Но есть разные преимущества.

Артем Берман: Ммм.

Томас из Берлина: Но …

Артем Берман: Но говорить о деньгах, о материальной стороне, есть некоторый уровень, не так ли? И если Вы …

Томас из Берлина: И уровень есть, и базовый уровень — это пособие по безработице два.

Артем Берман: И, в принципе, если Вы получаете доход ниже этого уровня, государство будет платить Вам разницу. А если Вы получаете больше этого уровня, государство не будет платить.

Томас из Берлина: Позвольте мне объяснить так. Всегда лучше работать. Может быть, потому что, как сказать, позвольте мне сказать вам … другим способом. Существует фиксированная ставка или стандартная ставка, которая… или Вы можете откладывать часть своего дохода. Государство ее с Вас бы не брало. Вы можете сохранить ее. Это означает, например, что Вы … Если бы ваших денег было недостаточно, Вы бы получили пособие по безработице два. Как и все, но есть фиксированная ставка, которую вы можете сохранить дополнительно от своего дохода. Всегда лучше работать, всегда.

Артем Берман: Да, поэтому, если Вы работаете, Вы получаете немного больше, чем если бы Bы полностью зависели от пособия по безработице два. Я понимаю.

Томас из Берлина: Да, да.

Артем Берман: Да, я понимаю. Отлично, отлично. Итак, вопрос, и это последний вопрос о деньгах. Тем не менее: «Вы удовлетворены уровнем дохода, который у Вас есть сейчас?»

Томас из Берлина: Нет.

Артем Берман: Хорошо, достаточно откровенно, и, в принципе …

Томас из Берлина: Стоп-стоп-стоп.

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: Почему вы не спрашиваете: «Почему»?

Артем Берман: Обычно человек не удовлетворен уровнем дохода, потому что человек думает, что ему или ей нужно больше. Вот почему. Скажите мне, почему?

Томас из Берлина: Да, но я не знаю, насколько больше мне нужно. В этом проблема. Потому что я получаю пособие по безработице два. Ладно, но я не … Знаете, у меня есть … Это зависит от … Подождите секундочку.

Артем Берман: Да, конечно.

Томас из Берлина: Позвольте мне рассказать Вам. Это конвенция прав человека с ограниченными возможностями. Вы понимаете. Хорошо, у меня есть некоторые права. Есть много прав.

Артем Берман: Абсолютно.

Томас из Берлина: Но я не понимаю, как я использовать свои права с пособием по безработице два. Понимаете, эта Конвенция, эта Конвенция Объединенных Наций позволяет мне делать много вещей, но у меня нет денег на это. И пособие по безработице 2 … было создано для здоровых людей.

Артем Берман: Да, да.

Томас из Берлина: Но … Я не могу финансировать свои права в соответствии с Конвенцией Объединенных Наций, потому что я не знаю, что финансируется государством. Знаете, можно претендовать на права, потому что есть фиксированная cумма – 416 евро, то есть … И, с другой стороны, есть Конвенция ООН, есть все эти статьи, и я не знаю, как я могу финансировать свои права.

Артем Берман: То есть, да, я понимаю. На бумаге, на бумаге, в теории, у Вас есть много прав человека с ограниченными возможностями или человека с функциональными ограничениями, и эти права записываются на бумаге. Но, на самом деле, с деньгами, которые Вы получаете от государства, на самом деле, Вы вряд ли можете себе это позволить.

Томас из Берлина: Например, четко 416 евро я получаю, как все. 1 евро и 53 цента на базовое образование. То есть, что я могу купить за образование в 153 евро цента?

Артем Берман: Да, не много.

Томас из Берлина: Я не могу, я не могу купить туалетную бумагу за 1 евро и 53 цента. И как я мог бы получить образование, базовое образование на мои, как сказать, на мои основные …

Артем Берман: Да, я понимаю.

Томас из Берлина: Денег слишком мало. Это базовые гарантийные льготы для соискателей работы. Это означает, что пособие по безработице два называется базовые гарантийные льготы для соискателей работы.

Артем Берман: Да, я понимаю.

Томас из Берлина: И это вызывает ежедневные проблемы, потому что я не знаю, как использовать деньги на мои права. Это, это все, как сказать, очень-очень переменчиво.

Артем Берман: Да, правильно. Только на бумаге есть несколько вариантов, но, на самом деле, с деньгами, которые Вы получаете, Вы вряд ли сможете выбрать какой-то из этих вариантов. Опять же, они используют этот трюк с формулировкой, например, базовое образование. Что это значит? Никто не знает.

Томас из Берлина: Да, то есть, например, моя стиральная машина ломается. То есть каждая стиральная машина ломается.

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: У каждой стиральной машины есть срок, но я не знаю, как сэкономить деньги на новую стиральную машину. Ну, нет ничего в 400 и 16 евро, как сказать, выделенного. Нет путешествий или нет денег на путешествие, но есть основное право на поездку.

Артем Берман: Правильно, нет, я понимаю Вас на сто процентов. Итак, существует огромная разница между тем, что написано на бумаге, и тем, что мы можем наблюдать в действительности.

Томас из Берлина: Да.

Артем Берман: Я это прекрасно понимаю. И именно поэтому Вы говорили, что Вам будет намного лучше работать, потому что Вы будете получать зарплату и сможете откладывать деньги. Потому что Вы просто не можете жить в полном смысле слова «жить», как бы полноценно.

Томас из Берлина: Да.

Артем Берман: Полноценной жизнью, с деньгами, которые Вы получаете от государства.

Томас из Берлина: Это своего рода независимость.

Артем Берман: Да.

Томас из Берлина: Вы знаете, это очень, как сказать, очень сложно пойти на биржу труда. Да, попросить деньги, и какие проблемы будут дальше, и … Ну, Вы понимаете.

Артем Берман: Ну, просто, наверное, Вы знаете, что в Украине, например, деньги, которые Вы получите от государства, будут составлять 60 евро.

Томас из Берлина: Да.

Артем Берман: То есть это не 416. Это 60. То есть…

Томас из Берлина: Да. Честно говоря, это напоминает Голодомор.

Артем Берман: Ну, да, и я с трудом представляю, правда, я не могу представить, как это может происходить в реальности. Все эти политики, понимаете, или наш президент, люди из парламента, вероятно, Вы понимаете, это отвратительно, потому что в стране люди живут и получают 60 евро в месяц. Но это другая история. Давайте лучше на этом сейчас остановимся. Это…

Томас из Берлина: Ну, знаете, я был в Украине 8 раз. Вы знаете, я был в Украине 8 раз, и я знаю только за 60 евро, украинцы очень умны, и, Вы знаете, природа настолько богата, я только об этом знаю …

Артем Берман: Ну, что я могу сказать. Надеюсь, однажды мы получим, наконец, правительство, которое будет воровать чуть меньше, и заботится о людях чуть больше. Тем временем мы дошли до двадцатого вопроса. Он – последний, но это требует немного творческого мышления. Я начну фразу, а Вы должны продолжить эту фразу, хорошо? Итак, есть несколько слов и три точки, и Вы продолжаете. Итак, например, «Я» и три точки. Что бы Вы сказали: «Я …»?

Томас из Берлина: [Сообщение написано в Skype]

Артем Берман: Хороший ответ, потому что некоторые люди говорят: «Я живу», «Я мечтаю». «Я человек», я понял, «Я – человек». Это хороший ответ, абсолютно. Дальше – «До инвалидности я был …» … «До аварии я был …».

Томас из Берлина: [Ответ в Skype] Здоровее.

Артем Берман: Да, достаточно честно. Теперь: «Я в способен…», «Я могу …».

Томас из Берлина: Я могу …

Артем Берман: Тут может больше, чем одно слово. То есть это может быть рассказ, несколько фраз, несколько слов, как Вам удобно. Итак, «Я могу …».

Томас из Берлина: Я могу делать что-то … Что мне сложно.

Артем Берман: Прекрасный ответ. Дальше «Я буду …» или «В будущем …»

Томас из Берлина: Хорошо, подождите секундочку … Я буду кем-то, я не знаю.

Артем Берман: Супер, то есть отличный ответ. И последние два — один немного негативный и один немного позитивный. Итак, отрицательный «Я боюсь быть …».

Томас из Берлина: Такой момент, менее здоровым.

Артем Берман: Да, я понятно, и последнее: «Я хочу …».

Томас из Берлина: Я хочу быть тем, кем я есть, я хочу остаться тем, кем я есть.

Артем Берман: Да, понимаю. Большое спасибо. На этом мы подошли к концу интервью, Вы ответили на все вопросы. Итак, еще раз Вам большое спасибо. Если у Вас есть какие-либо вопросы, я могу ответить, я тоже буду рад. Если нет, еще раз, спасибо, спасибо, спасибо большое.

Томас из Берлина: Хорошо, Вы не могли бы оказать мне услугу?

Артем Берман: Да, конечно.

Томас из Берлина: Могли бы Вы подсказать мне кого-то, кто может учить меня украинскому?

Артем Берман: Хороший вопрос. Дайте мне подумать. То есть…

Томас из Берлина: У моей хорошей подруги нет времени, потому что ей приходиться работать днем ​​и ночью.

Артем Берман: Да, я понимаю. Вообще, у меня есть очень близкая подруга, которая работает профессором в одном из лучших и самых украинских университетов – Шевченко, и …

Томас из Берлина: Стоп, подождите, я думаю, это университет в Киеве.

Артем Берман: Да, точно. И она – профессор в этом университете, она – профессор истории украинской литературы. То есть я поговорю с ней, и, вероятно, она даст мне несколько человек, которые вероятно могут этим заниматься. То есть дайте мне 1,2,3,4 … несколько дней, и я дам Вам несколько человек, несколько контактов, которые говорят и на английском, и украинском языке. Или, может быть, мы найдем кого-нибудь, кто говорит по-немецки и по-украински, а потом, наверное, вы сможете начать делать то, что хотите, — изучать украинский язык. То есть я поговорю и свяжусь с Вами здесь, в Skype, дам контакты людей, которые могут этим заниматься. Хорошо?

Томас из Берлина: Да, хорошо, дайте вспомнить, как можно сказать – «Contra spem spero», знаете, — «Без надії таки сподіватись»?

Артем Берман: Надеяться? Да, сподіватись.

Томас из Берлина: Да, надеяться без надежды. Ой, нет. «Без надії таки сподіватись». Леся Українка.

Артем Берман: Быть без надежды, но надеяться. Да. Верно, да. Ага-ага. Быть без надежды, но все-таки надеяться. То есть, да, дайте мне несколько дней, и я точно постараюсь кого-нибудь найти. Хорошо?

Томас из Берлина: Окей, правда, большое спасибо.

Артем Берман: Большое спасибо. И как только появится публикация, я пришлю Вам ссылку на материал. Спасибо.

Томас из Берлина: Хорошо, всегда очень рад.

Артем Берман: Большое спасибо.

Томас из Берлина: И «бувай здоровий».

Артем Берман: Вы тоже. Всего наилучшего. Большое спасибо. До свидания.

Томас из Берлина: Пока.

Артем Берман: Пока.